Карта сайта
28 февраля 2014, 14:37

В Уфу вернулись волонтеры, задействованные в организации Олимпийских игр

Напомним, что из республики в Сочи ездили триста добровольцев. Всего же Волонтерский центр Башгосмедуниверситета, который вошел в число двадцати шести российских вузов, получивших право на подготовку «олимпийских помощников», отправил на Игры более семисот человек. В эти дни центр опять ожил - сюда, немного отдохнув с дороги, съезжаются охрипшие, но загоревшие (те, кто работал в горах) и полные впечатлений и эмоций парни и девушки.
Роза ХАЕРТДИНОВА, сотрудник Волонтерского центра БГМУ:
- Я работала во дворце зимнего спорта «Айсберг», где проходили соревнования по фигурному катанию и шорт-треку. «Моей» была зона спортсменов. Мы выпускали фигуристов на лед во время тренировок, провожали их в ложу прессы для интервью, проверяли аккредитацию тех, кто хотел пройти в те или иные помещения. Казусы? Конечно, были. Например, двукратная чемпионка мира и призер двух Олимпиад Ирина Слуцкая приехала в Сочи в качестве обозревателя Первого канала, и у нее не оказалось допуска в зону спортсменов, из-за чего мы не могли ее пропустить. Что известную спортсменку, конечно, возмутило. Как уладили? Пригласили руководителя, и он все решил. 
Что касается истории с Евгением Плющенко, мы видели, как он хватался за спину во время тренировки, катался без настроения и напряженным. Но раз он все-таки вышел на разминку, были уверены, что выступление состоится. Как иначе, если заменить фигуриста уже нельзя. Я испытала очень сильное разочарование, когда прославленный спортсмен в итоге просто помахал ручками и ушел. 
Несмотря на то, что мы работали, можно сказать, «за кулисами», никаких конфликтов и ссор между спортсменами не наблюдали. Наоборот, все очень хорошо между собой общались. Удивило, что среди иностранных фигуристов много тех, кто владеет русским. Ты стараешься, объясняешь им что-то на английском и вдруг слышишь, как он с ходу отвечает на вопрос проходящего мимо коллеги из России. Ругаешь потом себя: что на русском-то не обратилась? 
 
Гузель САГАДИЕВА, студентка пятого курса БашГУ:
- Мне выпало… обкатывать часть олимпийской горнолыжной трассы «Роза Хутор». После того, как несколько дней там шел снег, возникла необходимость вывести просто всех лыжников на подготовку трассы. Я увлекаюсь горными лыжами, поэтому поднималась на самый пик «Розы Хутор», а это 2300 метров. Могу похвастаться тем, что ехала на одном подъемнике со словенкой Тиной Мазе, ставшей двукратной олимпийской чемпионкой (в скоростном спуске и гигантском слаломе) Игр в Сочи. Но покорила меня Ванесса Мэй. Пусть она при-шла последняя, но все же дошла до финиша, в то время как были те, кто сошел с дистанции. Когда она катается, внутри начинает звучать ее музыка. Ванесса - очень хрупкая девушка, но набирает такую фантастическую скорость… Я уверена, она многих вдохновила заняться этим видом спорта. 
У нас было много волонтеров «серебряного возраста», то есть предпенсионного и пенсионного. Особенно запомнился американец за пятьдесят, который рассказывал, как он в молодости мечтал попасть на Олимпиаду в Москве, но ему не удалось это сделать. И тому, что приехал в качестве волонтера в Сочи, он радовался, как ребенок. 
Конечно, мы были потрясены тем, что случилось с нашей фристайлисткой Марией Комиссаровой. Я слышала, как она кричала. В тот день тренировки начались как обычно, в семь утра. Туман стоял только внизу. На том уровне, где катались спортсмены (2300-1600 метров) его не было. Но буквально за полчаса все изменилось. Кто-то из горнолыжников успел съехать до того, как видимость сильно ухудшилась, а Комиссарова только начинала спускаться. Спасатели искали ее полчаса, не меньше - к тому времени видимость была всего три метра. Ее крик до сих пор стоит в ушах. 
 
Алина ТРУСОВА, заместитель директора Волонтерского центра БГМУ:
- Для меня это вторая Олимпиада. Первая была в Лондоне. Настрой был разный. Судите сами: одно дело встречать гостей, будучи за границей, и совсем другое - дома. Здесь хотелось выложиться по полной. Что мы и делали. Когда вчера садилась в самолет, ко мне подошла супружеская пара иностранцев: «Вы ведь волонтер? Спасибо вам большое за ту атмосферу, что создали в Сочи. Было очень здорово». 
Я работала на хоккее (встречала зрителей и помогала им сориентироваться) и на церемониях открытия и закрытия Олимпиады. Бывало, людям становилось плохо с сердцем из-за эмоционального перенапряжения - при мне было три таких случая. Но помощь оказали вовремя, и все обошлось. 
Меня поразили японские болельщики, с которыми я оказалась рядом во время выступлений фигуристов. Когда выходил на лед канадский спортсмен, они доставали и разворачивали канадский флаг, американец - американский. Они болели за конкретных спортсменов, а не за страны, и это было удивительно. 
 
Даниил МИНИГАЛИН, интерн БГМУ:
- Моей «зоной присутствия» был хоккей. Как мужской, так и женский - я был одним из одиннадцати ассистентов главврача ледовых арен. С точки зрения медицины все матчи прошли достаточно гладко, кроме одного - начального товарищеского - между женскими сборными США и Германии. Нам пришлось эвакуировать со льда немецкую защитницу, которая получила травму. Хоккеистке диагностировали ушибы шеи и плеча. Она провела в больнице один день, прошла полное обследование, после чего уехала в Германию. Из наших хоккеисток травму получила Екатерина Пашкевич. Но подробностей не знаю, при этом не присутствовал.
Вообще, во время Олимпиады я «заразился» женским хоккеем. Девушки, конечно, играют не так технично и профессионально, как мужчины, зато сколько в них огня и эмоций! Когда на льду равные соперники, наблюдать за матчем очень интересно. Я очень переживал и болел за нашу сборную, в которой было шесть уфимских спорт-сменок. Хотя они и уступили швейцаркам, но играли достойно, с полной самоотдачей, и упрекнуть их не в чем. В отличие от мужчин. Привезли звезд, но команды не получилось. Кстати, стоимость билетов на хоккейные матчи варьировалась от двух с половиной тысяч (на рядовые турниры) до тридцати четырех тысяч (самые дорогие места на финальной серии плей-офф). 
Сейчас много разговоров о том, как и на что были потрачены бюджетные деньги. Когда видишь Сочи, такого рода вопросы сразу снимаются. Я был на универсиаде в Казани, и мне есть с чем сравнить. Я сейчас говорю не только о спортивных сооружениях. В больнице, где мне довелось побывать, сделан хороший ремонт, закуплено новое оборудование. Квартиры в домах, где жили волонтеры, будут реализованы по программе социальной ипотеки. Местный таксист, с которым я разговорился, конечно, вы-сказывался на предмет того, что участки возле Красной Поляны наверняка выкупят олигархи и простым людям будет туда не попасть, но все же признал: плюсов от Олимпиады для Сочи больше. 
 
Волонтеров расспрашивала Гульнара МАВЛИЕВА
 
По материалам газеты «Единая Россия - Башкортостан» № 8 (270) от 27 февраля 2014 г.
Ссылка для блогов